Тоши кавайная и с ружьем
Я последний поэт деревни,предпоследний скончался в пьянке...(с)
Я извиняюсь, что выложила несвоевременно.Времени было мало. И фанф получился несколько бредовым и по моему мнению вообще отвратительным. Итак:

Автор: Тоши кавайная и с ружьем
Фандом:Гинтама
Название: -
Пейринг: Сого/Кагура
Рейтинг: PG-15
Жанр:романтика
Размер: мини
Дисклеймер: От всего отказываюсь,все персонажи принадлежат Сорачи-сенсею.
Размещение:С моего разрешения-где угодно.
Предупреждение: ООС





Было обычное февральское утро. По внутреннему двору штаба Шинсенгуми туда- сюда бегали солдаты, на кого-то кричал Хиджиката, а Кондо наблюдал за тренировкой. В это февральское утро все шло как обычно, лишь Окита Сого в этот день остался в своей комнате. Его не интересовала суета за окном, он не проявил никакого интереса даже когда Тоширо, поскользнувшись, пробороздил носом весь внутренний двор. Внимание Окиты привлек только легкий снегопад, который, усиливаясь, скрыл бестолковую беготню за окном вместе со всеми повседневными заботами. Всматриваясь в белую стену снега, Сого начало казаться, что он видит до боли знакомый девчачий силуэт, слышит звонкий смех… От прекрасного видения юношу оторвал стук в дверь. Окита не стал интересоваться, кто стоит за дверью, а просто открыл ее, полный решимости послать того, кто посмел его побеспокоить. Но от одного только вида нежданного посетителя, Сого потерял дар речи: та самая рыжая Ято, покрасневшая не то от мороза, не то от смущения, держала в руках валентинку- самодельную, с неровными краями и неумело нарисованным на ней цветком. «Окита-кун, с Днем Святого Валентина… Я люблю тебя,»- прошептала девушка, еще больше покраснев, и попыталась рвануть прочь из комнаты. Сого же, не смотря на обескураживающее признание девушки, успел схватить ее за рукав белого платьишки и притянуть к себе. В этот момент нелепая самодельная валентинка, открытая нараспашку дверь комнаты, даже странный наряд любимой - для юноши это все было неважно. Он хотел всего лишь любоваться прекрасными васильковыми глазами Кагуры, за один взгляд которых, он был готов отдать жизнь. Он лишь хотел любоваться еще не растаявшим белым февральским снегом на ресницах, на рыжих волосах девушки. Он был готов отдать все на свете, лишь бы каждый день прижимать к сердцу, наверное, самого родного для него человека… Окита, аккуратно положив открытку на небольшой столик, нагнулся к личику Кагуры и прошептал: «Я тоже люблю тебя, дурочка. Если еще раз попробуешь сбежать от меня- убью на месте.» Рыжая улыбнулась и ответила почему то мужским голосом: «Сого, лентяй, вставай! Хватит дрыхнуть!»

-Хватит спать, идиот! За тебя я должен город патрулировать? А ну быстро встал!- сокрушался над сонным юношей Хиджиката.
-Пошел к черту, Хиджиката. Чтоб тебя лавиной занесло,- произнес Сого, натягивая повязку и переворачиваясь на правый бок. Настроения вылезать из теплой постели, ради патрулирования в февральские морозы, не было. Но Тоширо мнение Окиты не волновало – специально для этого случая заместитель командующего взял с собой чайник с холодной водой, которой сразу же окатил нерадивого подчиненного.
-Какого хрена ты делаешь, ублюдок?- реакция Сого не заставила себя долго ждать: юноша достал базуку и уже собирался выстрелить в ненавистного начальника, как тот произнес что-то о том, что сделает это еще раз, если Окита через 5 минут не пойдет на патрулирование. Швырнув в закрывающуюся дверь все той же базукой, юноша быстро привел в себя в порядок. От сонливости не осталось и следа. «Приснится же такое. Этой девки уже года два как нет в Эдо. Быть такого не может, чтобы я через такое количество времени до сих пор ее любил. Пора завязывать с дорамами, а то мозгов совсем не останется,»- за этими размышлениями Сого сам не заметил, как вышел из штаба. По дороге ему попадались влюбленные парочки, стайки подростков с шариками- сердечками. Практически на всех магазинах висели поздравления с Днем Всех Влюбленных, а продавцы цветов предлагали мужчинам купить букет для своих прекрасных половинок. Юноша ко всей этой суете относился пренебрежительно. Весь этот бесконечный шоколад, сердечки, розы, признания, доносящиеся со всех концов улицы, его только раздражали…
-Окита-кун!
Сого передернуло. Этот голос он узнал бы из миллиона.
-Окита-кун, ну где же ты был?
Юноше на миг показалось, что в толпе мелькнула девочка с ярко-рыжими волосами. Но списав на недосып, молодой человек не придал этому никакого значения.
-Окита-кун, почему ты меня избегаешь? Ты что, не хочешь меня видеть?
Теперь командующий первым отрядом Шинсенгуми был в легком оцепенении: Кагура стояла перед ним в все том же легком белоснежном платье.
-Ты совсем с ума сошла? Иди, оденься нормально, дура мелкая!
-Сого, почему ты на меня кричишь? Ты меня больше не любишь? - слова девушки эхом отдавались у Окиты в голове, заполняя все его сознание. Ему было почти на физическом уровне больно ее слушать.
-Уходи… Уходи туда, откуда пришла.
-Сого, зачем ты меня гонишь? Что я тебе сделала?
-Просто оставь меня…
-Сого, ты…
-Уходи! Сколько можно делать мне больно?! - прокричал юноша в лицо Кагуры. Девушка не ушла, а все также смотрела на любимого своими васильковыми глазами. Сого начало казаться, что он сходит с ума. Он достал катану и легким и быстрым движением вонзил ее в сердце девушки. Но она, несмотря на смертельное ранение, продолжала улыбаться…

-Молодой человек! Что вы творите?
-Псих ненормальный!
-Размахался тут своим ножичком!
-А еще в Шинсенгуми служит!
Сого пришел в себя от жуткого гула. Десятки разгневанных людей осуждали его, по их словам, внезапно заоравшего на всю улицу, доставшего катану и размахивающего ею. Юноша не стал никому ничего объяснять и пошел своей дорогой. Больше никаких видений не было. Лишь только проходя мимо дома Ёродзуи, Оките представилась Кагура в своем обычном китайском платье, как обычно что-то жующая, которая кинула ему вслед: «С праздником, идиот» и подкрепила поздравление снежком в голову. Представив эту картину, Сого засмеялся, впервые за этот день. Он тихо прошептал: «Я люблю тебя. С праздником. И где бы ты не была сейчас-будь счастлива», - надеясь, что эти слова дойдут до адресата.